Анайрен: Цена бесценного

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Анайрен: Цена бесценного » Глава #1: Цена бесценного » [13.03.1403] Третий вопрос совести


[13.03.1403] Третий вопрос совести

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 13-е гекамвена 1403 года, поздний вечер.
Место: Эсиллит.
Участники: Тадан Гилану, Мерву Алакс, прочие участники по желанию.
Описание: младший принц отправляется на войну с небольшим отрядом в полсотни конников, выделенных для его охраны, возглавил которых глава охраны Его Величества. Так ли прекрасна и живописна война, как представляли её некоторые идеалисты из народа светлых эльфов? А нужна ли? Это пусть каждый решит для себя лично.

2

У моря нет правды. Как нет её и у силы, направляющей или рушащей. Луна, выходя из своего укрывища, невесомо-лёгких, плывущих по небосклону облаков, освещает неспокойные воды, успокаивая нрав свирепого мира, что расстелился там, внизу. Убаюкивает и нянчит, чтобы когда придёт время, спрятаться за алеющий восход.
Ветер трепал цветастые попоны на спинах лошадей, отряд конных шествовал вдоль мрачного горного хребта, выстукивая копытами умиротворяющий ритм, что напоминал каждому в свите молодого аристократа - быть начеку, не отвлекаться и готовиться к любой неожиданности. Лучшие из лучших, кто ещё оставался в столице эльфийских земель в неспокойное военное время, преданные короне и Девяти, отважные и обученные. Единственным минусом эскорта принца оставалось по прежнему отсутствие опыта в настоящих боевых действиях.
Штандарты трепыхались на ветру, прилетевшем со стороны моря, шелестели, норовя сорваться и улететь в сторону каменной стены, грозно нависающей над отрядом с востока, тёмно-синие одежды отряда в ночи становились чёрными, только нашитые серебряной нитью звёзды на наплечниках ловили свет ночных огней. На западе мелькал маяк, впереди виднелись постройки — ещё чуть-чуть и их путь окончится. Если бы не грязь и мерзкая погода, то и дело поливающая путников, отряд дошел бы скорее.
Последний день эльфы шли открыто, не опасаясь нападений и внезапных засад; разведчики, заранее разосланные в разные стороны, несли утешительные вести. По пути то и дело встречались некрупные отряды союзников, и чем ближе конница подъезжала к Эссилиту, тем чаще им навстречу двигались посыльные победителей.
Город взят. Людская армия отступила или уничтожена — детали они узнают, войдя внутрь, — того и гляди прибудут к пиру. Небось, ослеплённые и опьянённые победой, генералы надорвали глотки, восклицая: "Победа! Наш день!" — только вот старший телохранитель Его Величества, зная о ситуации из отчётов, крайне скептично относился к очередной удаче. А чьей ей ещё быть, когда армии тёмных и светлых эльфов объединились и пошли войной на соседа? Они смогли мобилизовать достаточное количество конных и пеших войск, в их распоряжении флот и магия, и хоть умений ведения масштабных войн не доставало ни одной из сторон, преимущества явно у них.
Эльф поднёс к губам рог, сигналя дозорным на стенах о прибытии: переливистый звук раскатился подобно мириадам свирелей. Скрипучие деревянных створы ворот, окованные железом, поползли в стороны, освободили путь, приветствуя прибывших жалостливым скорбным плачем, что издавали старенькие петли. Где-то над головами перекрикивались дозорные, отдавались приказы. Их ждали. Отправленные вперёд гонцы должны были известить о прибытии королевского наследника.
Изъеденные войной, стены города обсыпались мелкой пылью, когда-то ровная дорога под ударами орудий и множества копыт превратилась в месиво из грязи, глины и камней. И чем ближе отряд подходил ко входу, тем отчётливее ощущалась атмосфера, что царила в захваченном поселении — город смердел смертью и "лаврами", что получила выигравшая сторона. И это то, за что они отдавали жизни?
Взгляд Алакса скользнул по улочке, что уходила меж разрушенных домов, наверняка ухода вглубь переплетений города, по острым стёклам, что чудом держались в выбитых оконных рамах, поддетых копотью стенам, вольготно проходившим мимо стражникам. Что хотел видеть принц в сим гнойнике на лике их материка? Цену?
По приказу командира отряда, которым назначил Мерву Король-Феникс, эльфы спешились: дальше только пешком. По узким улицам разве что по одиночке ехать, растягивая и без того немногочисленный отряд цепью, мешая остальным.
— Ваше Высочество, — обратился он к тому, кого сопровождал, — вы в порядке?
Дождаться ответа Мерву не успел, на него налетел второй, или точнее первый сын Алфана, которого явно уже оповестили о прибытии "дорогих" гостей. Внезапность наследника Короля-Феникса порой выбивала из колеи.
— Принц Тадан, — он учтиво поклонился аристократу.
В ситуации, отличной от нынешней, Алакс привечал бы друга менее официально, проявив эмоции, сейчас же, посреди города и у всех на виду, не смел переступать грань дозволенного.   
— Рад видеть вас в добром здравии, — позволив себе лёгкую улыбку, которая, впрочем, многими осталась незамеченной из-за мглы, Мерву невольно отвёл взгляд, привлечённый проходившими мимо них вояками.

Отредактировано Мерву Алакс (2014-11-26 00:49:23)

3

Кто-то отмечал победу, кому-то необходимо было выразить эмоции относительно прошедших событий. Эльфийскому принцу достаточно было немного отдохнуть и можно снова готовиться к бою, только размахивать придется не мечом и бодрым словом, а достаточно официальным приветствием - донесли гонцы, что в захваченный город прибыли гости, да еще какие!
«Кому-то явно много двух сыновей, необходимо ни одного не оставить.»
Однако встретить эскорт необходимо лично, пока не нарвались на темных собратьев, те могут со своими заскоками заговорить, и уже междоусобицу придется разбират, а допустить такое непозволительно.
За все проведенное в этих стенах время эльф уже успел запомнить расположение самых приметных ориентиров, оставшихся неведомым чудом целыми. И неподалеку от одного из них и обнаружился королевский эскорт. Конница. Неплохо конечно, но ради кого Алфан так рассщедрился? Не менее пяти десятков прибыло, гонцов толком Тадан не слушал, не до их говора, пресыщенного кучей лишних и ненужных слов о титулах и званиях. Не на войне все это слушать, а на балах.
Впрочем, ощущение того, что на балу и оказался принца не отпускало с момента, как на глаза попался главный гость. Если бы желания могли осуществляться только силой мысли, то сейчас на улице должна была быть дыра к центру земли.
- Орнан. - Игнорирование приветствия вовсем не означало, что не было замечено. С Мерву можно и потом поговорить, в частности задать ему несколько вопросов, но не сейчас. Сейчас перед глазами стояло создание, явно не предназначенное для подобных мест. Изнеженная барышня, вышедшая на прогулку и заблудившаяся в неблагополучном районе. - Плохо выглядишь, брат, бледный какой-то. Устал с дороги? Съел что-то несвежее? Того и гляди, шататься в седле начнешь, может желаешь прилечь? Я как раз себе небольшой дом выбрал для отдыха, правда двери в нем нет и крыша подтекает, зато кровать еще цела.

4

Долгой выдалась дорога. И тем более бесконечной она казалась Орнану, чем сильнее тяготили его мысли о предстоящей встрече и о самой цели этого визита. Трудно было спорить со словами Эсгалара, почти невозможно не признать его правоту, и всё-таки душу эльфийского принца точило неотвязчивое чувство: то, на что он согласился, донельзя легко назвать расколом. Возможно, это и есть раскол время покажет, остаётся только молить богов, чтобы за последствия принятых решений не пришлось расплачиваться невинным.
Холодный ветер трепал знамёна, с каждым порывом приносил запах соли, налетал, казалось, с каждым шагом всё злее и злее. И не давала покоя странная, неотвязчивая мысль, что это ненастье с его безрадостными картинами нынче не случайно: так природа выказывает свою усталость от войны и жажду тишины и покоя.
Легко было бы списать эту идею на собственную впечатлительность или чересчур живое воображение, но Орнан не считал, что может себе это позволить. Он носил посох друида не зря, и сейчас острее, чем хотел бы чувствовал раны, нанесённые здешним землям войной. Это угнетало, отнимало силы, порой Орнану начинало казаться, что и дышится труднее из-за боли земли, а не из-за сильного ветра или то и дело налетавшего дождя. В груди поселилась непривычная тупая боль, и ту же боль пополам с настороженностью он видел в глазах своего притихшего спутника-волка, когда встречался с ним взглядом.
Чем дальше отряд уходил от Ран Гвиалледа, тем глубже Орнан погружался в себя, тем меньше уделял внимание происходящему вокруг и своим спутникам, даже с Мерву едва обменивался несколькими словами за день. Непривычный к такому эскорту, сейчас друид пользовался роскошью: предоставлял другим заботиться о его безопасности и благополучии, предавался невесёлым мыслям и слушал мир вокруг.
На подъезде к Эссилиту из этого непозволительного мысленного уединения пришлось вернуться. Переливчатое пение рога заставило Орнана слегка вздрогнуть. Принц повёл затёкшими плечами, оглянулся на Алакса, словно только что проснулся от долгого сна и поднял взгляд на стены туманного города. И этого единственного взгляда хватило, чтобы понять: он был бесконечно наивен, если в самом деле считал, что уже успел увидеть войну в лицо. Война посмотрела ему в глаза сейчас, и от того, до чего уродливы были последствия её присутствия, на губах появился вкус пепла.
Въезжая в ворота павшего города, Орнан невольно склонил голову, словно прощения просил у выщербленных стен, у покрытых копотью домов, смотревших теперь на гостей пустыми глазницами выбитых окон. И у тех, кто жил здесь, и уже не вернётся к своим очагам.
Вместе с остальными конниками послушавшись распоряжения Алакса, принц спешился. Привычным жестом, которым обычно искал поддержки, Орнан положил руку на голову волку, со слабой улыбкой обернулся к своему сопровождающему.
- Да, благодарю, я... - закончить не довелось, слишком внезапно гостей осчастливил встречей сам аран'тад.
Тадан. Будто огонь вспыхнул посреди узкой полуразрушенной улочки Эссилита. Чем-чем, а терпением, сдержанностью или склонностью проявлять дипломатичность наследник Великого дома Гилану никогда не отличался. Или, по крайней мере, нечасто демонстрировал подобные черты младшему брату. Порой это ранило, иногда выводило из равновесия, однако сейчас стрелы пролетели мимо: Орнана слишком измотала дорога и тяжёлые мысли, да и ссориться с порога не хотелось. Мягко улыбнувшись брату, друид слегка склонил голову в знак приветствия и скрестил руки на груди.
- Тадан, - Орнан и говорил, насколько мог, ровно и мягко. - Спасибо за заботу, дорога выдалась неприятной, но мне к ним не привыкать, потому отнимать у тебя кровать в доме без дверей было бы не по-братски. А вот согреться хорошим вином или чем-то покрепче и из первых рук узнать, что творится в Эссилите, я был бы рад. Ты ведь угостишь меня? И заодно расскажешь о своих победах и о наших союзниках? - чуть помолчав, он закончил немного задумчиво: - Ни за что бы не подумал во времена Исимара, что наша дружба станет именно такой.
Очередной порыв ветра рванул полу промокшего синего плаща, и Орнан, зябко сведя плечи, спрятал руки в рукавах.

Отредактировано Орнан Гилану (2014-11-28 01:58:18)

5

Свет факелов разгонял ночную тьму, и наползающий со всех сторон туман казался уже не столь зловещим. Мимо приезжих то и дело проходили военные, были среди них и светлые, и тёмные эльфы. Мерву отметил бодрость дозорных, делая определённые выводы о недавно сменившемся карауле, осмотрел стену изнутри, которая с этой стороны не походила на измученную страшной болезнью кожу. Он успел уже пожалеть, что объявил о их приезде, уведомив тем самым старшего из находившихся на поле брани Гилану и дав возможность Тадану, словно коршуну, слететь с насеста и привечать младшего родственника по-своему, "по-братски".
Не хватало ещё, чтобы они на глазах союзников устроили из встречи балаган, показывая тем самым "высокие" отношения в семье.
— Ваше Высочество, — с нажимом начал Алакс, смотря на рыжеволосого эльфа, — мы и правда с дороги, но ни я, ни принц Орнан не за экскурсией и увеселений ради прибыли в Эссилит. Ваш отец отдал недвусмысленный приказ и наше дело — выполнить его. Я буду весьма признателен, уйди мы от ворот и переместись в место, где можно будет обсудить сей вопрос.   
Будь тут поменьше народа или находись они в столице эльфийских земель, он не стал бы столь изощряться в словах и распыляться на почтительные обращения. Тадан, хоть и был принцем, оставался всё тем же младшим учеником Виарнила, и Алакс неплохо изучил его повадки, чтобы знать, как действовать. 
— И я был бы рад, размести вы моих воинов для ночлега, — докончил он.
Эльф заметил, что лошадей уже определили и без помощи наследника рода Гилану, и отдал приказ отряду следовать указаниям того, кто, по его мнению, распоряжался размещением армии в захваченном городе. Благодарный кивок за сей жест достался всё же самому Тадану, пусть тот и вряд ли имел хоть какое-то отношение к вопросам обустройства быта в Эссилите.
То, что отряд конницы был в первую очередь выделен для подмоги, а не сопровождения принца, он пока что не стал говорить, оставляя все вопросы касательно военной кампании для более подходящего времени. Мерву сейчас куда больше волновал младший из сыновей Алфана, что можно было заметить по участливому взгляду в сторону Орнана.

6

Первый порыв разобраться на месте, здесь и сейчас, немного поутих. В самом деле, негоже показывать не только своим солдатам, но и союзной армии семейные дрязги, лучше подгадать для этого более подходящие время и место. Тем более, что приказы не обсуждаются, только выполняются так, как были поняты.
- Что же брат, прошу простить мою грубость, время нынче такое, что для красивых слов не осталось места. Идемте, впереди еще ночь. О воинах позаботятся, лошадях тоже, -  кивок в сторону телохранителя, сменившего одного друида на другого. А еще Мерву удается почти всегда осадить вспыльчивого эльфа, никак у Виарна научился.
В Эссилите хватит места для еще одной армии, что говорить про небольшой отряд, пусть и разбавленный королевской кровью. Уже по дороге вглубь к воинам подошли теперь уже хозяева местности, смесь темных и светлых эльфов, чтобы сопроводить на отдых одних и чистку других - лошади не менее капризны и требовательны в уходе, чем экзотические кэрны.
Что-то подсказывало, что далеко не конец противостоянию эльфийской и человеческой крови, но торопить события или заглядывать в будущее аран'тад не умеет, а потому будет лучше, чтобы все, кто находится под командованием будут сыты и хорошо отдохнувшие.
Тадан несколько преувеличивал, говоря о хибаре, в которой расположился посое штурма. В том доме можно поселить достаточно народу, так что места для еще двоих вролне найдется, чего нельзя сказать о напитках. Вино может оказатся редкостью, сам аран'тад не побрезговал бы и обычной брагой, но такой подход вряд ли оценит дражайший родственник. По счастью из разговоров солдат было известно, что некоторые лавки в прошлом уцелели, а значит если повезет, то и их содержимое придется по вкусу.
Уже недалеко от занятого дома на глаза попались парочка разведчиков, тут же посланных за чем-то более крепким, чем вода.
- Устраивайтесь, не на пару часов же приехали. Вино скоро будет.
«Кто бы знал, как я хочу оказаться как можно дальше отсюда, желательно в мягкой постели и не вздрагивать от каждого шороха.»
- А пока голова свежая, и мысли не затуманены дурманом, немного поговорим. О победах и союзниках.
Выбранное помешение в прошлом играло роль зала, даже теперь оно в чем-то оправдывало свое назначение, всем троим не только нашлось место, но еще и расположиться удалось почти с комфортом, если не считать всеобщее запустение и отсутствие домашнего уюта и ощущения безопасности. Но это мелочи, старший Гилану привык, а младший.. Младшего защитит, если потребуется.
- Наши темные собраться, как было ожидаемо, злее нас, более дестоки к противнику, и менее подвержены сомнениям, когда стоит вопрос бить сейчас или отпустить и получить улар от залечившего раны противника. Нам есть чему пручиться, но в то де время не стоит забывать, что не просто так существует два народа, уравновешивающих друг друга. Я бы не сказал, что взять город было просто, но и не очень сложно, куда больше мы накрутили себе сами, домыслами и предположениями. Ты не замерз, Орнан? За твоей спиной достаточно теплый плед.
Минутка братской заботы, где-то кэрн на горе свистнул.
- Пока это все, что я могу сказать. Теперь послушаю вас.

7

И когда только он научится держаться в такие моменты, как подобает, и не забывать о главном? Не отвечать на колкости брата следовало бы, а вспомнить об усталых лошадях да о необходимости разместить на ночлег сопровождение. Недопустимая в его нынешнем положении рассеянность, но, пожалуй, сосредоточенностью он всегда отличался разве что в мгновения медитации.
Орнан бросил быстрый благодарный взгляд на Мерву, так вовремя напомнившего о насущных делах, и вновь посмотрел на Тадана.
- Не за что прощать, какие между нами могут быть обиды? - махнув рукой, друид бледно улыбнулся. - Спасибо за заботу на деле, она куда ценнее слов. Идём, - он привычным движением положил руку на голову волку, когда тот поднялся, и последовал за братом.
Путь через захваченный город оказался не менее безрадостным, чем дорога к воротам. Холодный ветер, казалось, разошёлся больше прежнего, так и хлестал тонкой плетью по плечам, но мучило не это: по-прежнему не давало покоя ощущение усталой, будто выдохшейся земли, которое даже внутри городских стен не желало отступать. Орнан почти не поднимал глаз, хотя временами, когда поблизости показывался кто-то из тёмных собратьев, любопытство брало верх, и эльф провожал такого прохожего внимательным, пристальным взглядом.
Дом, где Тадан решил оказать своим визитёрам гостеприимство, мало напоминал ту хибару, которую он упомянул при встрече. Разумеется, это не напоминало ни дворец в Ран Гвиалледе, ни особняки в Исимаре, но зато и выгодно отличалось от лесных шалашей, в которых друид обычно ночевал во время своих странствий.
Оказавшись под крышей, Орнан тотчас шагнул к окну да так там и остался, вполуха слушая порывы ветра.
- Спасибо, Тадан, - улыбка аран'тара потеплела. - За вино и за крышу над головой. Поговорим, я весь внимание.
Орнан хмурился и настороженно слушал брата, стараясь ни слова не упустить, уловить самое важное, чтобы вернее понять, какие вопросы надо будет задать потом. Непросто было справиться с опасениями, что, заговорив о войне, брат словно перейдёт на незнакомый язык, однако пока было не так: говорил Тадан о двух народах и их различиях, а об этом друид, кажется, знал не меньше.
- Два народа и впрямь уравновешивают друг друга, вряд ли нам стоит нарушать этот баланс, учась у тёмных собратьев жестокости, - негромко, задумчиво проговорил Орнан, неспособный ни на минуту забыть о значимости равновесии. Спохватившись, принц исправился: - Хотя мало знаю о войне, может быть, ты по-своему прав, - помолчав пару мгновений, он осторожно продолжил: - Каково воевать вместе с ними, Тадан? Какие они? Каковы их командиры? С кем проще, с кем - труднее? Расскажи, мне всё хочется узнать. А потом я расскажу о нашем путешествии. Хотя, может быть, лучше рассказывать Мерву, - он бросил на телохранителя чуть виноватый взгляд. - Я, как всегда, ушёл в себя и ничего не слышал и не видел вокруг, - запоздало вспомнив о словах братской заботы, Орнан и накинул-таки на плечи плед. - И я действительно мёрзну, спасибо.
Странный какой-то выходил разговор. Не привыкший к политическим танцам Орнан сейчас заведомо чувствовал себя чуть ли не злостным лжецом, и не без труда прямо смотрел глаза и Тадану, и Мерву.


Вы здесь » Анайрен: Цена бесценного » Глава #1: Цена бесценного » [13.03.1403] Третий вопрос совести


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC