Мы – на самом краю пропасти, где надежда и отчаяние сродни.
Дж. Р. Р. Толкиен
Никакие ворота не удержат Врага, если при них не будет защитников.
Дж. Р. Р. Толкиен
Увидеть в руинах то, что всегда считал могущественным и непобедимым, – само по себе тяжелое наказание.
Дж. Р. Р. Толкиен
Опасны творения, если сила их создателя больше нашей собственной.
Дж. Р. Р. Толкиен
За горячими и дерзкими речами нередко кроется преданное сердце.
Дж. Р. Р. Толкиен
Каждый сам вправе положить предел своему путешествию, ибо никто не знает, где граница его мужества и какие напасти подстерегают на пути.
Дж. Р. Р. Толкиен
Настоящие имена рассказывают историю вещей, которым принадлежат.
Дж. Р. Р. Толкиен
Мир никогда уже не будет прежним, а солнце — таким же ясным, как раньше.
Дж. Р. Р. Толкиен
Ваши тропы — у вас под ногами. Каждый увидит свою в должное время.
Дж. Р. Р. Толкиен
В дела мудрецов носа не суй — голову потеряешь.
Дж. Р. Р. Толкиен
У королей нет друзей, есть только подданные и враги.
Дж. Мартин
Всякая хорошая ложь должна содержать в себе крупицу правды.
Дж. Мартин
Не всегда ураган гасит искры.
Иногда он может превратить их в пожар.
А. Пехов
Неизвестность — хреновая штука. Можно гадать до бесконечности, но обычно все догадки рушатся прахом, потому что ты все равно не готов к тому, что тебя ждет.
А. Пехов
Если ураган ведёт тебя к мести — одну могилу рой для себя.
А. Пехов
Зло становится добром, а добро злом, стоит лишь посмотреть на них с разных берегов реки Жизни.
А. Пехов
Тень появляется только тогда, когда существует хотя бы крупица света, так что сравнивать её с тьмой по меньшей мере глупо.
А. Пехов
Нужда и нищета — синонимы, между которыми целая пропасть.
А. Дюма
Жалкое человеческое тщеславие. Каждый считает, что он несчастнее, чем другой несчастный, который плачет и стонет рядом с ним.
А. Дюма
Что с кровью рифмуется, кровь отравляет и самой кровавою в мире бывает.
А. Ахматова
Судьба похожа на огонь - она может закалить или убить. Важно лишь то, как ты ею распорядишься.
Неизвестный
Робкие начинают бояться до того, как видят неприятности, трусы - как только завидят их. Самые отважные начинают бояться, когда неприятности уже позади.
Неизвестный
Когда встречаются искры надежды, её пламя разгорается ярче.
Неизвестный
В тёмное время Истина сияет ярче.
Неизвестный

Анайрен: Цена бесценного

Объявление

Регинлейв Себерт


Номинации:
Товарищ и брат
Химан Риливин


Номинации:
Летописец
Осколок Мира
Товарищ и брат
Алиэрна Истир


Номинации:
Осколок Мира
Лиам Риливин


Номинации:
Сын Вьюги
Радомир Кобольд


Номинации:
Летописец
Осколок Мира
Химарт Аэгрин


Номинации:
Длинный Нос
Эйнар


Номинации:
Осколок Мира
Долгожитель
Товарищ и брат
Элиэн Баркли


Номинации:
Долгожитель
Акция #1: Сильные мира


Эленния Морлот
Монарх Анайрена
Акция #1: Сильные мира


Бастиан Вальдус
Конунг, Покровитель гномов
Акция #1: Сильные мира


Алагосет Риливин
Серая Леди, Покровительница тёмных эльфов
Акция #1: Сильные мира


Нокс Креннарт
Глава Королевской гвардии, генерал человеческой армии
Акция #1: Сильные мира


Квельдульв Вейский
Глава Алмазной Тысячи, Великий Чародей
Акция #1: Сильные мира


Мирей Гест
Око Короля
Акция #1: Сильные мира


Гилон Раэдорс
Верховный друид
Акция #1: Сильные мира


Виарнил Сэрто
Генерал эльфийской армии
Акция #1: Сильные мира


Ллорос Истир
Советник Короля-Феникса, посол к людям
Акция #1: Сильные мира


Ирвэн Лиартис
Первый из эльфийских шпионов
Акция #1: Сильные мира


Силлирия Ваалрен
Личный целитель Короля-Феникса
Акция #1: Сильные мира


Хандур Сигилин
Верховный жрец Региус, глава Ордена Крови.
Акция #1: Сильные мира


Доар Михорн
Генерал армии тёмных эльфов
Акция #1: Сильные мира


Онерия Михорн
Посол к светлым эльфам
Акция #1: Сильные мира


Сангра Нелоким
Старший асассин, приближённая Серой Леди
Акция #1: Сильные мира


Келебран Залат
Личный целитель Серой Леди
Акция #2: Живые Легенды


Рамерий
Командор Ордена Рассвета
Акция #2: Живые Легенды


Гридхиллис
Покровитель Круга Друидов
Акция #2: Живые Легенды


Аэлло
Кентаврица, жрица Минтеры
Акция #2: Живые Легенды


Ския Свет Ночи
Кентаврица, жрица Минтеры
Акция #3: Эхо миров


Иладар Варро
Декан факультета магии Тени
Акция #3: Эхо миров


Каэран Ллиу
Декан факультета целительства
Акция #3: Эхо миров


Марианна Люта
Глава Белого Ордена
Акция #3: Эхо миров


Авель
Клинок Сарисфар, старший паладин Белого Ордена
Акция #3: Эхо миров


Верена
Старшая жрица Гвальт Мирей
Акция #3: Эхо миров


Хильда и Киллиан
Старшая жрица Приюта Ходящих и паладин Белого Ордена
Акция #3: Эхо миров


Эсгалар Ткущий Ночь
Верховный жрец Далет, Глава Ордена Древа.
Акция #4: Пленники века


Эцур
Энергетический маг при дворе герцога Марредского.
Акция #4: Пленники века


Ной Баркли
Граф, беженец из Эссилита
Акция #4: Пленники века


Гар
Лучник, беженец из Эссилита
Акция #4: Пленники века


Конк
Гном, драконоборец
Акция #4: Пленники века


Сариэль
Алхимик, беженка из Эссилита
Время в игре: весна 1403-ого года, над королевством не затихают дожди.
• 28.10.2014: А пока все спали, коварный админ админил новый дизайн! Простой, аккуратный, но вроде и красивый, остаётся надеяться что он придётся по вкусу если не всем, то большинству. И как повелось у нас с давних времён, все сообщения с жалобами, косяками и недоделками живут в соответствующей теме.

LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Анайрен: Цена бесценного » Глава #1: Цена бесценного » [9.03.1403] Око шторма


[9.03.1403] Око шторма

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sa.uploads.ru/kvT96.png

Время: 9.03.1403
Место: безымянный остров в Ковчеговом море севернее континента.
Участники: Лонгрен Аэлнесс, ГМ.
Описание: белокрылый "Жаворонок" несётся домой вместе с собратьями, но путь ему преграждает шторм и корабли вынужденно заворачивают на север, к крохотным скалистым островам, среди которых можно остановиться на ночлег и переждать бурю, отделяющую от родных.
Скиггай рассыпает звёзды на ночном полотне, но даже он не способен рассмотреть гостя материка, прячущегося под тёмной водой и поджидающего свою цель. Возможно, шторм появился не просто так?

2

Анемометр разлетелся на куски прямо в руках. Лонгрен, в сотый раз поминая ненасутное брюхо Ланедхета, бросил теперь уже бесполезный прибор за борт, отдавая его на откуп черным, точно чешуя Хеликсем, волнам. Не видно ни зги, и даже сам Скиггай вряд ли сейчас мог разглядеть прижавшийся к скалистым берегам бухты шлюп, сложивший свои белые крылья парусов, съежившись под тяжелыми каплями дождя и шквалистым ветром, безнадежно бьющимся о мачты. Того и гляди схватит матроса за шиворот когтистой лапой и утащит под воду на корм Глотателю Кораблей...
И как же все это было некстати! Аэлнесс, до этого полдня простоявший на месте рулевого, до последнего надеялся войти в порт Марреда в сумерках, но шторм, проклятый шторм, заставил переложить курс к ближайшим фьордам. И уже который час, уцепившись всеми якорями за дно, "Жаворонок" стоически выдерживал атаки стихий, скрепя всеми досками и выгибаясь от каждого удара волн. Мокрые, промерзшие и просоленные до костей вахтенные во главе со своим капитаном с мрачной отрешенностью смотрели в самое сердце бури. И как будто видели аквамариновые и лазоревые переливы чешуи Ланедхета, беснующегося на гребнях волн.
Сердце герцога рвалось домой. Не стальные скалы родного острова манили Лонгрена, а слово данное жене. Он обещался, что не пройдет и двух месяцев, как он вернется к ней. Шел третий... И мужчина спешил, как может торопиться только проштрафившийся влюбленный. Сокол бранился без умолку и не терял надежды, что, стоит ветру чуть поутихнуть, тут же двинуться в путь. Старпом кривил губы в понимающей ухмылке, но ложными надеждами себя не тешил. Он был уверен, что буря начнет стихать лишь к утру.

3

Он не любил солёную воду с её приглушёнными звуками, тяжестью, наваливающейся на крылья и расплывающимися очертаниями камней, в такие моменты он считал себя беспомощным и неприспособленным к подобному времяпровождению. Толща воды давила, двигаться было неудобно и, лёжа на голом морском дне, дракон с чешуёй белее снега раздумывал о причине любви потомков Ланедхета к столь неудобной жизни. Хотя стоило признать - тёмная толща воды скрывала его пребывание от излишне любопытных глаз, которым только покажись и тут же начнут показывать пальцами, строить догадки, искать причины... сейчас ему это было не нужно.
   С последнего вдоха прошло больше часа, но дракон всё ждал, подгадывая нужного момента для своего появления. За проведённое под водой время он успел обогнуть по дну остров с юга и, подняв глаза вверх, различить среди свирепых волн, бьющихся о скалы, овал сидящего в воде корабля. Попутно размышляя о привязанности синих драконов к морям и океанам, он заранее печалился о жизнях невинных, в общем-то, людей, которые, окажись в неправильном месте в неправильное время, будут убиты. Есть он, конечно, их не собирался, человечины в его рационе отродясь не водилось, но хорошего всё равно мало.

   Изогнувшись всем телом, дракон выпрыгнул из воды с оглушительным хлопком раскрывая огромные крылья и с неторополивостью исполина совершая ими мерные взмахи. Далёкая вспышка молнии озарила его силуэт и сомнений в том, что его целью является корабль, больше не было - драконьи глаза оглядывали каждого из присутствующих на палубе. Дойдя взглядом до Лонгрена, исполин оскалился и легко спланировал на скалы острова будто шквального ветра не существовало.
   Теперь, сидя на скалах и сложив крылья, он не казался огромным, хотя всё ещё внушал животный ужас как и любой другой представитель воздушного племени. Бесцветные глаза дракона неотрывно следили за Лонгреном, ярче других чувств в них читалось любопытство сродни детскому. Так смотрят на красивую игрушку, неожиданно найденную в подвале. Мельком глянув на остальных, дракон покивал сам себе:
    - Наконец-то мои поиски увенчались успехом. Мы рады, мы очень рады что нашли тебя, - голос дракона легко перекрывал шум недалёкого шторма и клокотал то ли от радости, то ли от предвкушения близкого пиршества. - Рад ли и ты нам?

4

Сложно судить о размерах дракона простому смертному. Крылатые гиганты, инстинктивно внушавшие благоговейный трепет перед своим величием. Величественные покровители стихий, если и не знающие все тайны мироздания, то способные найти истину даже в грязной морской пене. Лонгрен с гордостью носил знак дракона на теле, прекрасно понимая, что подобную отметку нужно не только заслужить, но и оправдывать каждодневной борьбой с собой. И теперь единственно правильным ответом на слова белого гиганта было действие. Гордый мужчина, суровый герцог, капитан, не проигравший ни одного сражения с неспокойным Ковчеговым морем, опустился на одно колено перед бесцветным драконом. В поступке этом не было ни наигранности, ни усилия над собой, ни внутренней борьбы, только естественная радость сильного духом человека, признающего свое уважение к наиболее достойному существу. Так герцоги Марреда склоняли головы и клинки перед первым из Морлотов. Остальная команда "Жаворонка" последовала примеру, - вряд ли в этом мире есть существо, которого пугающая красота и величие крылатых исполинов способно оставить равнодушным.
- Я рад приветствовать тебя в герцогстве Марред, Владыка трех стихий, - никогда в своей жизни Лонгрен не слышал о белых драконах. Сам здравый смысл подсказывал, что существование подобного существа в природе абсурдно. Но глаза не обманывали моряка, представшее перед ним существо даже посреди бушующей бури было белее снега, а на фоне черных скал казалось ослепительным. Легенды, забытые и не инстереные старшему сыну Пармиса, могли бы поведать, что к борту "Жаворонка" спустился сам Владыка времени, но даже знай о них Аэлнесс, все равно бы не поверил. - Я горд оказанной мне чести.
К всеобъемлющему восторгу и почтению примешивалась слабая в сравнении с чувствами, захлестнувшими герцога, мысль, что перед ним еще одно препятствие, мешающее прижать к груди единственное существо, ценимое им выше всего этого мира с его чудесами природы.

5

Повелитель небес замер, прислушиваясь к ответу, и походя на каменное изваяние, вышедшее из-под руки талантливейшего скульптора этого мира. Долго это не продлилось - шея изогнулась, глаза прищурились и хвост прополз по шершавым скалам.
    - Ты учтив и знаешь перед кем склонять голову, Аэлнесс, - дракон сделал паузу, прежде чем кивнуть, - и мне это нравится. Но ты нечестен со мной до конца, ведь сердце твоё стремится к дому, и любая преграда лишь оттягивает встречу, не так ли?
   По одной только морде дракона очень сложно определить его эмоции, для этого крылатым ящерам служит всё тело, начиная от крыльев и заканчивая кончиком хвоста. И будь рядом собрат, стоило бы последовать его примеру и улепётывать со всех ног, предпочтя гибель в буре вместо нахождения рядом с этим существом, противным всему окружающему. Но вокруг не было тех, кто мог указать безопасный путь, и капитану Жаворонка оставалось полагаться лишь на свой опыт и знания.
   Дракон изогнулся, приблизив морду к кораблю:
    - В моей власти изменить ход времени и даровать тебе возможность вернуться раньше, чем будет слишком поздно.
   На несколько секунд мир для Лонгрена остановился - капли недвижимо висели в воздухе, корабль и вода застыли, слившись воедино, ветер не тревожил полы плаща. Двигался лишь белый дракон, медленно раскрывая крылья над кораблём, словно ограждая его от бури. Вздох, и мир вновь пришёл в движение, а ящер прищурил глаза словно улыбаясь.
    - Хочешь, я помогу тебе?
   Члены экипажа и глазом не моргнули, всё так же преклоняя колено, и мельком поглядывая на белоснежное творение божественных рук.


Вы здесь » Анайрен: Цена бесценного » Глава #1: Цена бесценного » [9.03.1403] Око шторма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC