Анайрен: Цена бесценного

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Анайрен: Цена бесценного » Глава #1: Цена бесценного » [18.03.1403] Между небом и морем


[18.03.1403] Между небом и морем

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 18.03.1403
Место: корабль, следующий из Девичьего Пруда на Марред. Недалеко от Риаса.
Участники: Гаррет Хелегран, Янна Хелегран
Описание: чета Хелегран спешит в Марред, где свирепый сокол бьётся в горе, цепями прикованный к скалам - не умчаться в небо, догоняя прах любимой, ни ринуться в морскую глубь, где её душа нашла перерождение. Под хмурым небом слепец ловит на палубе солёные брызги, в то время как элькелег слышит голос сестёр, зовущих обратно.

2

Время слишком быстро бежало, оставляя тающий след на лицах тех, кто вереницей тянулся следом. Безжалостное и беспощадное, оно сминало и рвало на куски, выбрасывая прах в море. И не было ничего, что способно противостоять этой слепой силе.
Не было ничего, способного обернуть время вокруг своей оси, обернуть его вспять. Сколько не молили бы мы богов о пощаде, сколько бы не проклинали небеса, суровые стрелки на часах ни на миг не останавливали свой кровавый бег.
Когда весть о смерти коснулась Палаара, граф не смог больше оставаться в столице. Если бы он мог передвигаться еще быстрее, определенно, он бы как можно быстрее постарался достигнуть островов. Но в этом, к сожалению, он был как и все остальные. Вначале лошади, затем корабль. Ничего необычного, лишь настроение, повисшее над путешественниками, чернильным росчерком могло испортить все то, что могло оставить в себе хотя бы часть чего-то светлого.
Я пою даже тихой ночью
каждому о том чего он хочет,
Сколько лет - никто не знает точно,
Только песни мои смерть пророчат.

От него ждали не простых слов жалости, да он и не собирался говорить их. После встречи с королевой, внезапной в первую очередь для самого Гаррета, он был задумчив более обычного. Гибель Стефани могла бы ошеломить его, но нет, он был уверен в том, что делает. Пусть это могло бы показаться малодушным, но Янна тихо радовалась тому, что наконец-то за долгое время муж нашел для себя цель и выбрался из своей "тюрьмы", построенной его же желаниями и мыслями. Конечно же, это не говорило о том, что она забыла об истинной цели визита. По своей привычке искала что-то светлое во всем. Даже в том, где из-за погребальных костров невозможно было и вздохнуть полной грудью. Это помогало отчаянно схватиться за ускользающее в подобное ситуации здравомыслие, не сойти с ума, не окунуться в пучину горя.
Стефанию Янна знала хорошо, ведь Хелегран очень ждали в Марреде, очень любили и всегда тепло встречали. Женщина, способная влюбить в себя любого с первого взгляда своим мягким светом, супруга герцога была очень похожа на саму элькелег, потому женщины всегда находили общий язык. Этот удар был слишком сильным, ведь Лонгрену очень повезло с такой женой. Взаимные чувства их не были секретом, как же, наверное, рвал и метал эмоциональный Аэлнесс - было легко представить.
Но все думы, обрушившиеся на темноволосую голову, были в миг забыты, стоило ступить на борт корабля. Столица Янне не нравилась, так было всегда. И это было связано то ли с тем, что случилось с Гарретом, то ли с тем, что там было слишком шумно. Хотя, обманывать себя не стоит, даже спустя столько лет Янна могла проснуться от кошмара, повторяющего тот ужасный день как наяву. И шрамы мужа были зеркальным отражением рваных ран в душе русалки, ведь она себя постоянно винила. Если логически она понимала, что не могла бы его спасти, то сердце горячо билось совершенно в другом ритме.
Ты слышишь?
Если слышишь эту песню - стой.
Не иди, не плыви за мной.
То что там, за этой рекой -
Тебе не нужно.

Море шептало ей свою песню, Янна стояла на палубе корабля, побелевшими от напряжения пальцами вцепившись в просоленный борт. Как же скучала она по этому, как же соскучилась она!
Закрыв глаза, элькелег вслушивалась в мурчащий шепот волн, рокочущий вдали. Рядом с ней же морская стихия как ласковый кот, обдавала солеными брызгами, позволяя изредка услышать то, что в последнее время слышалось лишь на грани.
Нежные голоса сестер, высокими звонкими нотами сплетались с волной, то накатывая, вновь и вновь разбиваясь о суровый корабельный борт, то удалялись, как бы заманивая следовать за ними. Если бы на миг Янна открыла глаза, она бы заметила удивленные взгляды матросов, которые они бросали в сторону странной женщины, чуть ли не перегнувшейся через борт. Конечно же, сейчас по первому взгляду русалку в ней узнать было совсем непросто. Да и не только по первому. Разве что в шутку, но те же люди говорили, что этот дворянин женат на русалке. Как же были они близки к правде, как же далека она была от нее.
Песня знакомых до боли голосов не прекращая звала туда, где будет спокойно и легко. Как всегда. Ведь отец любит своих дочерей, не позволит их обидеть и испытать горе. Забыть все то, что сковывает движения, заставляет думать о плохом. Все то, что накрывает мраком натуру Янны.
Но пока она не вслушивалась в их песни, просто наслаждаясь знакомыми голосами и ощущениями. Ведь действительно очень давно не слышала их, а так громко так уже забыла когда. Пусть и жила она все еще у моря, сколько лет прошло, как она ступила на землю, следуя за тем, кого любила? И с каждым годом все тише становились голоса, но все трепетнее. Не звали ее никогда обратно. Все понимали, что выбор был осознан. Но сейчас, сейчас они будто попали по душевным струнам, задев ту, которую задевать не должны были. И струна эта молчала до этого момента, вот только сейчас подозрительно трепетала на морском ветру.

3

После того как пришла весть о кончине герцогини Марредской, Гаррет почти не спал, ночами слушая то скрип половиц и тихие ночные разговоры в постоялых дворах, то скрип корабельной палубы и плеск волн, стоило им подняться на борт под белыми парусами. После ослепления у графа сложилось ощущение, что он попросту не может проснуться от кошмара, длящегося уже пять лет, а любая попытка оканчивалась полным провалом и спасали только нежные русалочьи руки, обещающие спокойствие и отгоняющие все тревоги. Но когда Янна засыпала, непонимание и тревога возвращались, стремясь забрать его в свои объятья, и он сжимал её руку и слушал её дыхание, вспоминая прошлое и представляя как тёмные пряди в беспорядке лежат на умиротворённом лице. После чего проваливался в чуткий сон, больше похожий на забвение.
   В последние дни тревог стало ещё больше - неожиданный и настойчивый визит в столицу, очередное падение Эссилита, теперь и состояние братьев, - и сна почти не осталось. Он пытался представить что скажет, сойдя на берег и встретив Лонгрена, но слов не было, только вина, тянущая камнем на дно и горькая словно противное лекарство. После редких моментов дремоты, Гаррет чувствовал себя хуже обычного и с трудом выходил-выползал на верхнюю палубу чтобы глотнуть чистого воздуха.

   Пока его радовала лишь погода. Несмотря на сырость и холод, ветер не рвал паруса и палуба не уходила из-под ног. Гаррет надеялся, что море примет их столь же благосклонно как и водная гладь Серебрянки, но надежда, как он заметил, чувство глупое.
    - Мы прибудем завтра к закату, если Ланедхет будет благосклонен, - капитан собрал подзорную трубу и перехватил штурвал у боцмана. Граф сопоставил время и кивнул, больше сам себе чем капитану:
    - Значит через пару часов выйдем в Ковчегово море, - судя по не совсем довольному сопению, стоявший перед ним человек не сильно верил в возможности слепца. - Спасибо, капитан.
   Солнца за низкими тучами стояло в зените, но было так же холодно как и пару недель назад на юрком барке, доставившем его на континент по приказу Её Величества. Гаррет поморщился, аккуратно спускаясь по лесенке не без помощи ардхана и трости, думая о том что даже для него, подготовленного к такому повороту событий, принять их нелегко, ох как нелегко. Тень вытянулась в сторону, заставив графа обернуться и шагнуть вперёд, касаясь плеча в тёплом плаще. На секунду страх сковал его - не ошибся? 

    - Как ты? - Гаррет аккуратно обхватил талию супруги, с наслаждением ощущая как тёмные локоны щекочут лицо.

4

Ты же знаешь,
Ты же слышал: в тех легендах - смерть.
Тебе её уже не одолеть.
А мы могли бы вместе песни петь...
Зачем ты предал?

Что вы будете делать, если услышите столь непреодолимый зов, сколь может бесконечным быть море? Рано или поздно ваша уверенность в том, что вы сильны противостоять этому ласковому призыву разобьется о нарочитую притягательность женских голосов.
Почти чувствуя нежные руки сестер, Янна склонялась все ниже, ниже. Реальность между ее закрытыми глазами и шепчущим знакомые слова морем становилась лишь тонкой гранью, омывающей лицо россыпью соленых капель. Короткие пряди, которые никогда почему-то не отрастали, не стремились соединиться с длинными темными локонами, прилипли к вискам, храня в себе лишь соль и стремление перегнуться за борт так низко, чтобы коснуться волны рукою. Но это было невозможно.
Будто чувствуя приближение графа, трепетные голоса внезапно стали тише, еще тише, потом и вовсе смолкли. И оборвалась та струна, которая могла бы привести русалку в руки ласковые, но такие нетерпеливые. И это было бы ошибкой. Снова оказавшись в объятиях вод, снова видя все через призму соленых брызг, она бы никогда себе не простила. Никогда.
Рука, такая теплая и такая необходимая сейчас, коснулась ее плеча. По телу пробежалась волна тепла, развеивая все тяжелые мысли, камнем повисшие на тонкой девичьей фигуре. Не способна она променять его на родное море. Не способна на это будет сделать и потом. Даже если что-то случится, даже если сестры будут правы и человек предаст ее. Но он не предаст. Никогда.
Уже более уверенным движением руки Гаррета скользнули по талии Янны, наполняя и ее уверенностью. То движение, неуверенное и робкое, могло бы и не перерасти в эти объятия, все с ним могло бы случиться иначе, в других оттенках. Если бы не она. Она уверена в своей правоте, она сейчас нужна ему как никогда.
Русалка повернулась, выбор был ее яснее прочего. Теперь спины иногда касались разочарованные брызги морские, а лицо было обращено к единственному смыслу и свету на этой твердой земле.
Словно ища поддержки, Янна уткнулась лицом в его плечо, вдыхая родной и любимый запах, насыщаясь его теплом. И более ничего не надо было ей, никакой зов больше не достиг бы цели. Только сжать вот так тонкой ладонью его рукав, пропитанный его запахом и морем. Но, кажется, она оставила такой простой и одновременно сложный вопрос без ответа.
- Тяжело, - еле слышно прошептала в плечо мужу русалка, прикрыв глаза и вспоминая ту тоску, которую она испытывала, удерживаясь от прыжка в воду только побелевшими от напряжения пальцами. - Они зовут меня, - она подняла голову, вглядываясь в лицо любимого. Он знал, что ранее не было такого. Впервые за долгие годы она услышала зов. И считала, что Гаррет должен знать об этом. И о том, что выбор свой она не изменит ни сейчас, ни потом.
- Обними меня крепче... - просьба эта казалась бы странной, если бы ей не нужно было заполнить остатки пустоты в душе тем, кто всегда с этим справлялся. Этот спасательный жест был необходим как воздух, когда тебя погребает под собой невыносимая толща морской воды. - ... пожалуйста.
Это так странно, выдыхать естественные вещи, о которых просит она так редко. Но оно как-то само вырвалось, в другой момент Янна предпочла бы помолчать. Просто действовать, как и всегда. Язык тела всегда казался ей самым убедительным на свете.


Вы здесь » Анайрен: Цена бесценного » Глава #1: Цена бесценного » [18.03.1403] Между небом и морем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC